ПУБЛИКАЦИИ

источники и тексты

избирательное

Административная ответственность за распространение недостоверной информации и гарантии предвыборной агитации

Опубликовано: Административная ответственность за распространение недостоверной информации и гарантии предвыборной агитации // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право. 2019. № 3(38). С. 200–212. [список ВАК]

Аннотация: в статье исследуются правоприменительные проблемы межотраслевого регулирования ответственности за распространение недостоверной общественно значимой информации в агитационный период; проводится отграничение информирования от агитации; указывается, что на содержание агитационных материалов не распространяются требования достоверности и объективности, являющиеся обязательными только для информирования; последнее теоретически позволяет распространять ответственность, предусмотренную нормами ст. 13.15 КоАП РФ, а также Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», на действия субъектов избирательного процесса; демонстрируется юридически-лингвистическая неопределенность рассматриваемых правовых конструкций; сформулированы основные вопросы, требующие первоочередного решения. ... [читать далее ...]

Неправомочность органа или неправомочность состава представительного органа

Опубликовано: Хорунжий С.Н. Неправомочность органа или неправомочность состава представительного органа // Государственная власть и местное самоуправление. 2019. № 6. С. 17–21 [список ВАК]

Аннотация: в настоящей статье рассматриваются проблемы разграничения категорий «неправомочность органа» и «неправомочность состава» органа, определяющих по смыслу действующего федерального законодательства различный правовой статус органа публичной власти, что влечет за собой противоположные правовые последствия: либо прекращение деятельности органа, либо возможность продолжения реализации им своих публичных полномочий. На примере представительных органов муниципальных образований, анализа норм действующего законодательства и правоприменительной практики делается вывод о том, что в основе квалификации «правомочности органа» и «правомочности состава» законодателем положен общий критерий – принципиальная возможность принятия представительным органом решений в рамках его компетенции; для этого численный состав органа должен позволять принимать какие-либо легитимные решения (как правило, не требующие квалифицированного большинства). Признание же судом неправомочности органа осуществляется посредством реализации норм, предусматривающей вступление в силу решения суда о неправомочности состава. Поэтому представляется, что неправомочность состава и неправомочность органа вытекает из общей для них родовой категории – неправомочность состава органа.
... [читать далее ...]
font-style